четверг, 7 июля 2016 г.

Вальтер Скотт "Эдинбургская темница"

Наверное, один из самых пронзительных и незабываемых романов Скотта из тех, что я читала. Неожиданный, искренний, глубоко трогательный и суровый к читателю.

Эффи Динс, совсем юная девушка, заключена в темницу Эдинбурга по подозрению в убийстве младенца, которого родила тайно, - ей грозит виселица. Её совратил молодой повеса, которому тоже угрожает правосудие, но она держала в тайне своё падение - и за это, хоть она и не могла бы убить сына, её готовы казнить.
Её несчастный возлюблённый, виновник её несчастий, хочет спасти её; хочет спасти её и сестра, Джини. Но если юный преступник готов разнести темницу и тайно похитить любовницу, то Джини, верная, славная, кроткая - пешком идёт в Лондон, просить помилования для сестры.
Казалось бы, чего проще устроить счастливый финал! Юная пара, спасённая от казни, может воссоединиться и пожениться. Их ребёнок найдётся, они обнимут его и примут в семью. Юный преступник окажется влиятельным и богатым человеком... Джини Динс выйдет замуж за скромного и доброго друга своего детства, будет всё так же вести хозяйство и радоваться простым вещам, тогда как её беспутная красавица-сестра войдёт в большой свет...
Но Вальтер Скотт как будто не ищет счастливого финала - и опускает на головы героев беспощадную мораль. Даже обласканный удачей, не будет грешник счастлив, пока продолжит вертеться в лицемерии, и раскаяние не исцелит его, пока богатство скрывает пустоту души.
Нравоучительность финала просто монументальна.
Скотт великолепен: он разрывает обычные грани романа, оборачивает счастливый финал в безутешную муку непрощённого греха. Да, девушка из темницы спасена вопреки всем бедам; да, милый сорвиголова спасён тоже, но от их собственной совести, видно, никто их не спасёт.

Сначала переживания героев, а после трагическая мораль меня даже отвлекли от описаний Эдинбурга и Шотландии, от исторических событий и подлинных имён, встречающихся в повествовании. Но шотландский дух пронизывает роман так, что его нельзя было бы совсем не заметить. Прекрасная, красивая книга!
Трогательно и то, что посоветовал прочесть его мне Жюль Верн. Вот цитата из "Путешествия в Англию и Шотландию": 
Читая «Эдинбургскую темницу», Жак проникся своего рода археологической любовью к старой тюрьме Толбут, где так страдала несчастная Эффи Динс! Он с особой тщательностью изучил эту часть романа и надеялся блеснуть познаниями. Согласно расчетам молодого поклонника Вальтера Скотта, туристы уже должны были подойти к этому мрачному памятнику старины, и юноша жадно искал его глазами, но не мог нигде обнаружить. В отчаянии он поделился своим горем с Жонатаном.
— Давай спросим, — предложил тот.
— У кого?
— В книжной лавке; войдем в этот магазин.
— Хорошо, но если и здесь ничего не знают, то больше мы нигде не получим ответа. На том самом месте, где мы стоим, находился вход в погреб старой миссис Мак-Люхар; здесь она беседовала с милейшим антикварием, бранившимся в ожидании дилижанса на Куинсферри, так называемой «Хоузской кареты»! Мне так и кажется, что я вижу лорда Монкбарнса, семенящего по Боу или Кэнонгейт в поисках древностей и редких книг, «этих маленьких эльзевиров», как он их сам называл и которые он с триумфом приносил домой!
Во время этой тирады Жонатан вошел в книжную лавку, но вскоре появился вновь, к сожалению, так ничего и не узнав. Достойный книготорговец даже не слышал о романе с названием «Эдинбургская темница».
— Это уж слишком! — возмутился Жак.
— Тем не менее это так.
— Он тебя не понял.
— Прекрасно понял.
Впоследствии Жак узнал, чем объяснялось происшедшее недоразумение. Роман, о котором идет речь, никогда не публиковался в Англии под этим названием. Он был назван по имени, которое носила в те времена древняя тюрьма, — «Сердце Мидлотиана». Мидлотиан, или Срединные земли, — название графства, столицей которого является Эдинбург. Тюрьмы уже больше не существует. Ее снесли в 1817 году, и тогда же благодаря любезности своего старого друга Роберта Джонстона, эсквайра, а в то время главы городской гильдии, Вальтер Скотт получил разрешение забрать камни и огромные засовы от ворот мрачной твердыни, которыми украсил вход на хозяйственный двор своего имения Эбботсфорд.
Особенно мило это вспомнить мне как любителю Верна: мы ведь часто встретим в его книгах упоминания Эдинбурга, "Старой Коптильни"! Приятно разделить с любимым писателем увлечение одним и тем же романом.

Комментариев нет:

Отправить комментарий